10:00Далее в эфире: Телесериал «Березка»
+7 (7172) 757 540
astananews@khabar.kz

У сельчан забирают скот на санитарный убой в селе Аралагаш

У сельчан забирают скот на санитарный убой в селе Аралагаш

Запутанная, на первый взгляд, ситуация сложилась на севере страны. В селе Аралагаш у сельчан забирают скот на санитарный убой.

Причина – бруцеллёз. Однако не все так просто и ясно, говорят люди. Их возмущает работа самих ветеринаров, которые не дают каких-либо справок, подтверждающих, что скот действительно болеет. Из-за этого они не могут получить положенную компенсацию. Зато лишаются скота – единственного источника доходов на селе.

Сания Набиева, жительница села Аралагаш: 

– Два года назад один за одним у меня забрали на убой 11 коров. А я на них брала кредит в 2019 году. Почти 3 млн тенге.

Возмещения потерь в размере 30% от стоимости скота Сания Набиева ждёт до сих пор. Не получили деньги и её односельчане, у которых тоже забирали больных животных на убой. К слову, бруцеллёз в селе Аралагаш выявляют четвертый год подряд. 

Сания Набиева, жительница села Аралагаш: 

– Мы сдали мясо в колбасный цех. Им говорим, дайте нам справку. Там ответили, что ваш скот не больной. Справка не положена. Тогда мы пошли к ветеринарам, они нам сказали, что когда брали у скота кровь болезнь была, а как зарезали – инфекцию не показало.

Увозят скот на мясокомбинаты сами ветврачи. Хозяин заболевшего скота распоряжаться им в этой ситуации не имеет права. У сельчан же есть подозрения. Раз им не дают справки, то возможно, местные власти таким способом обеспечивают рынок мясом?

Мусат Макажанов, житель села Аралагаш:

– Весной выявили 6-7 голов. 17 мая повторно взяли анализ и только через месяц сказали, что скот больной. Почему так долго делали анализ, если он должен был быть готов через 5 дней? Получается, этот скот ходит, заражает других животных. Мы теперь и не знаем, действительно ли есть инфекция. Если есть, тогда почему ветврачи не принимают мер, не объявляют карантин и не делают дезинфекцию?

Смущает сельчан и тот факт, что идентификационные номера на бирках животных не совпадают с теми, которые указаны в результатах анализа. Местные жители говорят, что разведение КРС для многих – единственный источник дохода.

Зураш Жангазина, жительница села Аралагаш:

– Люди живут за счёт хозяйства. У некоторых дети учатся в институте. Второй месяц нет компенсации. Обещают. Могут и не давать.

В Управлении ветеринарии считают, что жители в сложившейся ситуации виноваты сами: не соблюдают санитарные нормы и своевременно не изолируют и не сдают больной скот.

Берик Альжанов, руководитель Управления ветеринарии СКО:

– Владельцам нужно понять, что при исследованиях крови живых животных, которые стоят в подворье, в крови может быть обнаружен возбудитель бруцеллёза, но при забое характерных пат. изменений может и не быть. Потому что болезнь не перешла в хроническую форму. Если в мясе не обнаружено изменений, то ни инспектор, ни санитарный врач, который там находится, не имеют право выдать акт и предписания.

А нет документов, значит, нет компенсации. Вместе с этим в Управлении ветеринарии заверяют, что мясо, в котором не обнаружена инфекция, владельцы имеют право забрать и продать. Вот только, по словам сельчан, за то, что туши были на хранении на мясокомбинате нужно заплатить и самим их потом вывозить. В итоге от такой вынужденной сделки остаются только копейки. Ведь к тому же цену за мясо в таком случае предлагают ниже рыночной.

Авторы: Кристина Юсичева, Толеген Иманов

Смотрите также